.FM
Суть образования
(5)

14.12.2010 00:00
Postimees

Тийу Куурме

Тестирование школьников PISA такое же кособокое, как Пизанская башня. Тийу Куурме считает, что тест PISA (Programme for International Student Assessment), оценивающий грамотность школьников и умение применять знания на практике, создает упрощенное представление об образовании и тем самым отвлекает внимание от истинного его содержания.


Благодаря нашим учащимся, показавшим высокие результате в тесте PISA, об эстонском народе вновь заговорили в положительном аспекте.

Наши школьники доказали, что они читают, считают и понимают логические связи в естественных науках лучше своих сверстников из других государств. На основании результатов теста делаются выводы об уровне образования в стране. Тест PISA укрепляет веру в себя и позволяет думать о себе очень хорошо.

Это просто чудо какое-то в условиях, когда желающих стать преподавателем по родному языку можно сосчитать на пальцах одной руки, а средний возраст учителей физики приближается к пенсионному, причем в некоторых школах этих специалистов вообще уже нет.

Неужели то, что мы узнали из исследования, действительно является тем, что мы должны были узнать?
То, что измерял тест, они называют образованием. Но если с PISA все хорошо, так ли хорошо обстоят дела с самим образованием?

Международное исследование, корректно организованное и, несомненно, стоившее недешево, дало нам некоторые сведения о способностях 15-летних учащихся.

Нам еще раз предоставилась возможность узнать, что академические способности нашей молодежи в чтении, счете, логическом мышлении, в обнаружении связей между явлениями и тому подобном — хорошие. Но будет явным преувеличением назвать все это образованием.

Тест PISA, привлекая внимание именно к своему качеству, оставляет без внимания многие важные вещи. Хорошие результаты теста с радостью называют показателем высокого уровня образования, что вносит сумятицу в представление о том, что есть образованность и необразованность.

Таким образом формируется ментальность общества, она становится более поверхностной и инфантильной. Конструирование упрощенной кар­тины мира с помощью терминологии, свойственной времени, есть способ идеологической обработки в век глобальных технологий.

Одной из таких терминологических примет времени стало слово «конкурентоспособность», которое приобрело почти религиозное значение. В спорте конкуренция всячески оправдана.

Но какую ментальность может сформировать подобное ориентирование на конкуренцию в обществе и в каждом отдельно взятом человеке, если это состязание захватило всех и вся?

Как это связано с желанием сотрудничать, с гражданским долгом, с совместными действиями во имя общей цели? Можно ли оставаться при этом человеком милосердным, добрым и внимательным, если подобная ментальность означает человека проигравшего?

Куда движется мир, который призывает оставаться равнодушным к людям, к тому, что происходит вокруг? С другими призывают конкурировать, а не искать точек соприкосновения. Сосредоточенность на себе заставляет думать, что ты лучше других, а не размышлять о смысле поступков и вечных ценностях.

Философская традиция эстонской педагогики и образования довольно прерывиста и непрочна. Однако нет смысла развивать эту дисциплину на родном языке дальше ради «конкурентоспособности», потому что у ученых, занимающихся этой сферой, нет требуемых показателей, и для конкуренции на должность преподавателя-ученого даже не дают разрешения.

Так и продолжают с прежним успехом создаваться основы образования и педагогики в относительном неведении, какими были взгляды на воспитание и образование прежде. Отсюда возникает поверхностное понимание, которое бессознательно направляет последующий выбор и оценивание этого выбора.

Философская педагогическая традиция финнов значительно богаче, в ней много известных имен, а соответствующая литература издается регулярно. Зато хорошие показатели теста PISA для финнов не столь существенны, это всего лишь второстепенный мотив, традиция — важнее.

Документы в сфере образования наших северных соседей фиксируют такие понятия как человек, знания и обучение, потому что так или иначе именно они являются определяющими в понимании того процесса, который происходит в образовании.

Поразительное единодушие объединило одну нашу рабочую группу — команду, составляющую государственную стратегию образования, которая взяла на вооружение задачу озвучивать политические истины при определении дальнейшего пути образования.

Консенсус возник в понимании, что образование не может быть довеском экономики, что школа — это место целостного развития личности ребенка, а человек — это цель сама по себе. Учебный процесс не должен зацикливаться только на предмете, он должен быть интересным и обязан мотивировать.

Отношения в школе должны базироваться на демократических принципах, в которых учащийся — активный участник процесса. Ответ на вопрос, почему же этого нет до сих пор, хотя об этом говорят все последние 20 лет, привел бы к следующему вопросу — кто создал сложившееся ныне положение. Но не стоит искать здесь конкретного человека. Это и есть продолжение пути упрощения, по которому пошла коллективная ментальность.

Однако нельзя и недооценивать тест PISA. Его влияние на представление о себе и своей конкурентоспособности на основании результатов теста настолько велико, что затмевает другие смыслообразующие аргументы даже в таких странах, как Германия и Швейцария, которые всегда являлись колыбелью модных течений в педагогической науке.

В тамошней прессе зачастую можно встретить длинные диалоги, в которых ученые и лидеры общественного мнения стараются объяснить тем, в чьих руках находится власть, прописные истины.

Иногда дело даже не в незнании и недопонимании, а в реальных обстоятельствах, которые формируют направление основного течения, опираясь как на коллективный, так и индивидуальный эгоизм.

В борьбе с желанием «быть лучшим» не помогут никакие истины Аристотеля и Канта. Более того, перед этим меркнет ценность содержания любых изучаемых учебных предметов, поскольку нет ничего более ценного, чем позиция в рейтинге лучших.

Что же такое образование вообще? Суммируя мысли многих классиков, можно сказать, что это не что иное, как путь становления человека человеком. Или, как сказал классик педагогики Герман Ноль, субъективный способ существования культуры.

Человек может существовать любым способом, однако, родившись человеком, он берет на себя обязательство (по крайней мере, в нашем культурном пространстве) облагораживаться: учиться, совершенствоваться, развиваться.

Таким путем создаются связи между экзистенцией и сущим, обстоятельствами внешнего мира и самим собой. Именно эти связи определяют, кем ты являешься как человек, потому что через отношения формируется умение существовать.

Знание внешнего мира, наличие определенных умений и умение их продать — это ходьба по одной тропинке. Внутренний мир, нравственное начало и духовность могут при этом так зарасти сорняком, что человек уже перестанет понимать, что в нем есть плохого, и по этой причине будет сеять зло вокруг себя.

Или общество придет к такому состоянию, что придется поверить Мику Валтари и другим мудрецам, которые утверждали, что человеческая натура не меняется. Кому был в Пизе, тот знает, что тамошняя башня покосилась.

Образование — это то, что помогает нам совершенствовать свое творческое начало, поскольку оно тесно связано с сущностью человека. Через образование формируется персональный и социальный идентитет, а поиск себя осуществляется через формирование собственной личности и преодоление.

Какого вида помощь и содействие могут предложить на этом пути наши образовательные институты, и важно ли это, если оно не измеряется ни результатами госэкзаменов, ни тестом PISA? Нам повезло, что наши институты образования еще занимаются тем, что никто пока не измеряет, и дают хороший опыт, с которого любое образование и начинается.

Спутники понятия конкурентоспособности — это качество и результат. Коллективная ментальность, устремившаяся по пути упрощения, на сегодняшний момент оказалась в такой яме, что результатом считает школьную отметку, подменяя понятия символа и действительности.

Поступая таким образом, мы все больше гонимся за внешним результатом.
Стремление все оценивать сформировало оценочное общество и ситуацию, когда результатом «качественных мер» стало беспокойство за снижение качество высшего образования и инструментализация человека и образования.

Истинный результат образовательных процессов — это человек и его возможности: быть готовым к свободе, отношениям, созиданию, обучению, действиям, умению взглянуть на себя со стороны, этическому поведению. Если он способен ко всему вышеперечисленному, то процветать будет и экономика. Но какую оценку мы должны кому-то поставить? И кто будет оценивать?

И все-таки хотелось бы здесь поздравить тех, благодаря кому школьники Эстонии показали в тесте PISA столь хорошие результаты. Наши дети в академических испытаниях были молодцы, они продемонстрировали не только знания, но и умение рассуждать, трактовать, оценивать, делать выводы, обобщать, пояснять и доказывать.

Таким образом, можно сказать, что эти тесты измеряли разнообразные мыслительные процессы.
Но речь шла всего лишь об измерении академических способностей, не более того.